Курьер 51 от 17 декабря 2014 г by Егорьевский КУРЬЕР issuu


загадка батут про

2017-10-23 19:04 2 51 17 декабря 2014 г ЧИТАЙТЕ В НОМЕРЕ ПОДМОСКОВЬЕ ПЕРЕХОДИТ НА НОВЫЙ СТАНДАРТ ТОПЛИВА стр 2 На одном из спектаклей Евгения Онегина пистолет почему то не выстрелил Но Онегин не




Очень беспокоит меня здоровье современных детей. Со всеми этими гаджетами и интернетами свежего воздуха совсем не видят. Вот помню, с пацанами, разобьёшь старый аккумулятор, расплавишь на костре свинец, там же пожаришь свежепойманного голубя, съешь его, и, весёлой ватагой, помчишься играть в жмурки на девятом этаже строящейся хрущёвки...


Что-то у тебя Enter маленький.






Я скажу за горячий еврейский народ: «Заплати, и горячий еврейский народ И коня на скаку Без труда остановит И в горящую избу бесплатно войдет...»


Домик во времена моего детства был уже стар. Однажды он приютил представителя морозоустойчивых заполярных мышей. Мышь периодически замечали то в одной комнате, то в другой, но каждый раз животное изгоняли древнейшим способом, доступным женщинам: продолжительным визгом, граничащим по частоте с ультразвуком. На мышь ставили ловушки, клали в мышеловки бесценный дефицитный сыр, но безрезультатно. Мышь была неуловима. Наконец однажды вечером (а вечер во время полярной ночи начинается после часа дня) четыре тетеньки сидели в своей комнате за столами, выполняли какую-то работу и вели мирную дамскую беседу. И вдруг одна из них заметила под батареей у окна мышь. Дама, разумеется, завизжала. Мышь, действуя по правилам игры, побежала из комнаты. Но при этом, зная, очевидно, что прямая - кратчайшее расстояние между двумя точками, она решила бежать не по периметру комнаты к выходу. Она решила срезать путь. И выбежала на середину комнаты. Тут ее увидели и другие три дамы. Инстинкт сработал моментально. В те времена не было сигнализации на машинах, но эффект был примерно тот же: от одной заливистой иномарки заголосило еще три. И тут мышь остановилась. Прямо посередине комнаты. Тетеньки поняли, что следующим шагом противника будет бросок на кого-нибудь из них, а так как они все образовывали как бы углы квадрата, в центре которого стояла мышь, то было неясно, на кого она бросится сначала. Предчувствуя гибель в зубах ужасного грызуна, тетеньки подняли визг еще на одну октаву. При этом все они уже давно скорчились на стульях в самых неудобных позах, боясь поставить ноги на пол, но при этом не будучи уверенными, что стулья выдержат их вес, если они встанут в полный рост. Тут наконец, почуяв что-то неладное, из большого зала соизволил явиться кто-то из мужчин. Мышь не отреагировала на появление нового действующего лица, продолжая терроризировать несчастных тетенек. Мужчина взял со стола первую попавшуюся полуторалитровую банку (а в них держали кисти, карандаши, разводили краски, так что банок, в том числе и пустых, в "эстетике" было достаточно) и картонку и, вообразив себя настоящим индейцем, двинулся с ней на мышь. Тетеньки перестали визжать и начали давать указания. Мышь стояла и нагло ждала. Наконец банка была наброшена на мышь. Мышь не двигалась. Наконец картонка была просунута под мышь. Мышь не двигалась. Когда банку перевернули, мышь упала на спину и осталась лежать, задрав лапки кверху. Она умерла от разрыва сердца. Екатерина Кислова,